Цифровизация рубля: зачем ЦБ затеял дискуссию о национальной криптовалюте. Цифровизация рубля: зачем ЦБ затеял дискуссию о национальной криптовалюте. Модели, риски и международный опыт государственных цифровых валют

В октябре 2020 года Банк России объявил о начале общественных консультаций по запуску цифрового рубля. Многие участники рынка выступили против создания национальной криптовалюты: одни не видят в ней смысла, другие считают, что ее появление приведет к оттоку средств населения из банков. Frank Media разобрал кейс цифрового рубля: возможные модели запуска, в чем его риски и зачем он вообще может быть нужен.
Как это работает. Цифровой рубль, или ЦВЦБ (по аналогии с международным термином CBDC – Central Bank Digital Currency), –  это дополнительная форма российской национальной валюты, говорится в «Докладе для общественных консультаций» Банка России, опубликованном в октябре 2020 года. 

У каждого крипторубля будет свой уникальный цифровой код, он будет передаваться при оплате от пользователю к пользователю, то есть движение денег можно будет отследить. Крипторубли будут храниться в специальных цифровых кошельках, доступных в мобильном приложении. ЦБ пишет, что цифровые рубли безопасны в хранении и удобны в использовании, а также сочетают в себе свойства наличных и безналичных рублей: ими можно рассчитаться даже вне зоны интернет-покрытия, предварительно зарезервировав в кошельке определенную сумму.  

Модели. Объявив консультации по цифровому рублю, ЦБ предложил 4 модели, по которым может быть запущена национальная криптовалюта. 

    Модель А. В ней ЦБ выпускает крипторубли, открывает кошельки банкам для расчетов, но при этом у граждан и компаний нет доступа к цифровым рублям. Эта модель маловероятна: ЦБ пишет, что не планирует ее дальнейшую проработку, так как в ней нет преимуществ по сравнению с существующими платежными системами. 
    Модель B. ЦБ выпускает цифровые рубли, открывает кошельки и сам проводит все расчеты, контролируя соблюдение антиотмывочного законодательства. Доступ к крипторублям получают как граждане, так и компании. Работает принцип «один клиент – один кошелек», то есть больше одного кошелька для хранения цифровых рублей и расчетов с ними открыть не получится (так и в других моделях). Модель B исключает участие банков, как посредников: регулятор замыкает все функции на себя. 
    Модель C. ЦБ также эмитирует цифровые рубли, открывает и ведет кошельки на своей платформе. Эта модель предусматривает посредничество банков и других организаций, которые выступают в роли агентов. Чтобы открыть кошелек с цифровыми рублями, клиент отправляет запрос в банк, который инициирует открытие кошелька и зачисление на него крипторублей. Операции по кошельку проводит ЦБ, уведомляя об этом банк-посредника, а тот в свою очередь – клиента. Посредники берут на себя функции контроля за операциями и предоставления клиентам мобильного приложения для проведения расчетов. 
    Модель D. Похожа на модель C. Разница в том, что в ней банки могут самостоятельно открывать своим клиентам кошельки, вести их и переводить цифровые рубли с кошелька на кошелек. В этой модели банки работают непосредственно на платформе ЦБ, в то время как в модели C находятся за ее пределами. По итогам опроса, 80% участников Ассоциации банков России (АБР) высказались в пользу модели D. 

В пресс-службе Банка России Frank Media сообщили, что участники рынка отдают предпочтения моделям C и D, предполагающим активное вовлечение в процессы банков и финансовых посредников. Вероятно, речь идет о получении персональных идентификаторов для электронных кошельков по личному запросу клиента после его верификации, как это происходит, например, в Сбере при использовании онлайн-банкинга. Безналичные или наличные рубли можно будет перевести в цифровые, соответственно, через банковские отделения или в дистанционных каналах.

ЦБ также получил предложения по реализации модели B – в основном от небанковских организаций. В случае внедрения такой модели процесс верификации, по-видимому, будет более сложным и длительным. Но подобный алгоритм также существует, например, для подтверждения учетной записи на портале госуслуг. Клиент может использовать госбанки, Почту России, местные центры оказания госуслуг. Схема перевода валют в цифровые при такой модели пока неизвестна.

В 1 квартале по итогам обсуждения будет разработана «концепция с описанием предпочтительных моделей», сказали в ЦБ.

CBDC и международные расчеты. В докладе Банка России подчеркивается, что «национальная цифровая валюта ограничит риск перераспределения средств в иностранные цифровые валюты, способствуя макроэкономической и финансовой стабильности». Но с оговоркой: платформа цифрового рубля может быть интегрирована с другими российскими и иностранными платформами цифровых валют. Пока нет законодательной базы и стандартов сертификации – обязательных условий для такого взаимодействия. 

Технологии и безопасность. Слово «риски» упоминается в докладе ЦБ более 30 раз, но часто относится к описанию проблем с кражей наличной валюты и утечкой из банков информации – как финансовой, так и о предпочтениях клиентов. Данные о транзакциях с цифровым рублем будут содержать более ограниченную информацию о назначении платежа и его получателе, обещает регулятор.

В части технологий ЦБ предлагает три возможных решения:

    1) Технология распределенного реестра (DLT). Это блокчейн – такая же технология лежит в основе обычной криптовалюты. Производительность DLT (то есть способность выдерживать большие нагрузки) ниже, чем в централизованной системе, но при этом она более «устойчива к различным инцидентам», пишет ЦБ.
    2) Централизованный реестр. Он лучше справляется с высокими нагрузками, которые неизбежны при большом объеме платежей. В отличие от блокчейна ответственность за работу системы не распределена, а лежит на одном участнике.
    3) Гибридная модель. Предусматривает комбинацию технологий распределенного реестра и централизованного.

Риски цифрового рубля. От выбора технологии зависят и возможные проблемы с безопасностью, в том числе риски утечки информации и сопутствующие мошенничества, говорят опрошенные Frank Media эксперты.

Директор Банковского института НИУ ВШЭ Василий Солодков видит серьезные риски при внедрении технологии централизованного реестра.

«Концентрация, тотальный контроль и сбор информации о транзакциях обычно ведут в России к тому, что все сведения продаются в переходах метро. Тем более что данные, согласно планам регулятора, будут доступны не только ЦБ, но и финансовым посредникам», — поясняет Солодков.

Солодков сомневается в целесообразности запуска цифрового рубля. «Что такого может принести цифровой рубль, чего нельзя достигнуть при использовании существующих наличных и безналичных форм денег?», — говорит он, добавляя, что использование блокчейна не изменит ситуацию. 

Глава АБР Георгий Лунтовский также не понимает, чем существующая система безналичных расчетов не удовлетворяет целям, заявленным в докладе ЦБ. Он полагает, что внедрение дополнительной  валюты способно помешать инновационному развитию индустрии: ЦБ фактически начнет конкурировать с банками за остатки на клиентских счетах. Солодков также указал на риски монополизации сектора: «Если ЦБ берет на себя функцию выпуска цифрового рубля, давайте и депозиты положим в ЦБ, и кредиты будем там получать». 

Руководитель практики по оказанию консультационных услуг компаниям финансового сектора КПМГ в России и СНГ Наталия Ракова указывает на риск инфляции из-за возможности неограниченной эмиссии цифровых рублей: с бумажными деньгами ЦБ умеет этот риск контролировать. Отток денег из коммерческих банков она характеризует как «неизбежное зло». Но в целом уровень рисков цифровых валют, по ее словам, «довольно низкий». 

Доступность ЦВЦБ для россиян пока под вопросом, поскольку для работы с ней нужны смартфоны или планшеты, причем с защитой. Солодков сомневается, что новые технологии будут доступны в российской глубинке. «Разве что параллельно правительство реализует целевую госпрограмму по обеспечению населения качественными смартфонами», — добавляет он.

Преимущества цифрового рубля. Крипторубль может способствовать сокращению расходов на эмиссию и обращение денег, расчеты, а также повышению прозрачности финансовой системы, и как следствие — сокращению теневой экономики, говорит Ракова из KPMG. «В перспективе ЦВЦБ (наряду с другими цифровыми и криптовалютами) может стать недорогим, надежным и быстрым средством международных расчетов, а также позволит использовать смарт-контракты в различных сферах, которые удобнее, дешевле, быстрее и надежнее традиционных сделок», — считает она.

Главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах говорит, что трансформации неизбежны.

«Например, более активное использование цифровых кошельков снизит спрос на расчетные функции банков. Но банки никуда не денутся: клиентам нужны дебетовые карты и расчетные операции, не говоря уже про кредитование. Гражданам все равно, как это будет устроено – лишь бы быстро, удобно и бесплатно. А будет ли это цифровой кошелек от ЦБ, карта Тройка, банковская карта или оплата с телефона по QR-коду – все равно. Лишь бы не надо ничего запоминать и чтобы было безопасно», — поясняет эксперт.

Генеральный директор ассоциации ФинТех Татьяна Жаркова отмечает, что у цифровых валют от регуляторов есть потенциал снизить транзакционные издержки (в том числе в международных расчетах), повысить эффективность денежно-кредитной политики, не снижая роли центрального банка в денежной системе страны. 

Солодков относит к плюсам российской модели обязательный прием цифрового рубля в качестве средства платежа, равнозначность с наличным и безналичным рублем, а также доступ к крипторублю граждан и компаний. За цифровые рубли можно будет купить или продать недвижимость и иные активы, получить в них переводы (в том числе с использованием мобильного телефона). Все операции будут проводиться в режиме 24/7 на всей территории страны, без ограничений. 

ЦБ в январе 2021 года опубликовал аналитическую записку, в которой ответил на некоторые вопросы и опасения участников рынка. В частности, регулятор признал, что с появлением цифрового рубля обострится конкуренция за средства граждан на счетах (текущих, расчетных, зарплатных), доходы по которым сейчас близки к нулю. Цифровой рубль сократит возможности банков зарабатывать на дешевых пассивах, так как часть из них перейдет в цифровой рубль. Банкам, которые будут стараться удержать пассивы, придется повышать ставки. «Такое перераспределение устраняет существующую неэффективность рынка», — пишет ЦБ.

Международный опыт. CBDC сейчас находятся на ранней стадии внедрения: более 80% мировых ЦБ исследуют вопрос, а практических кейсов мало, рассказывает Ракова.

«Интересен кейс Эквадора, где цифровая валюта (без блокчейна) была внедрена 6 лет назад, но проект вскоре закрыли: он не пользовался популярностью у населения. Стоит отметить, что особой популяризации не проводилось, зато присутствовало активное противодействие коммерческих банков», — приводит пример эксперт.

По мнению Жарковой из ФинТеха, 2021 год имеет все шансы стать годом массового тестирования цифровых валют. Свою экспертизу предлагает и Международный валютный фонд (МВФ), который в прошлом году представил результаты исследования относительно потенциала и рисков цифровых валют, он также оказывает практическую помощь государствам, внедряющим национальные криптовалюты.

Жаркова называет лидером «гонки» Китай, пилотирующий технологию в ряде провинций страны. По информации ассоциации, в прошлом году граждане Китая совершили более 3 млн транзакций на общую сумму 1,1 млрд юаней ($160 млн) через личные и корпоративные цифровые кошельки. Цифровой юань разработан на базе блокчейна, доступ к этой валюте предоставляет правительство. Выпускаться он будет в двух формах – розничной и оптовой, доступной «избранным» банкам и крупнейшим компаниям. В пилоте цифровые деньги разыграли в лотерею, участники могли потратить их на специально оговоренных торговых площадках.

Кто еще тестирует национальную цифровую валюту:

    Монетарное агентство Сингапура заявило, что испытания прототипа национальной криптовалюты — как внутри страны, так и трансграничные — закончены, следующий шаг — решение местного регулятора о введении новой валюты в обращение. 
    Таиланд сообщил о создании работоспособного прототипа. Проект расширяется, но доступен только крупным компаниям. Гонконг, тестирующий новую валюту совместно с Таиландом, заявил о значительном повышении эффективности трансграничных платежей.
    Япония объявила, что полноценное тестирование прототипа начнется весной текущего года, но перспективы выпуска пока неясны. 
    Бразилия заявила, что запуск собственной CBCD состоится в 2022 году. 
    Тестирование цифровой валюты (на базе блокчейн) в Австралии в прошлом году было признано успешным, но проект «положили в ящик», поскольку не нашлось убедительных аргументов в пользу ее внедрения.  
    В прошлом году США начали изучать потенциал цифрового доллара. Заявленная цель: создание платежной сети FedNow, ориентировочный запуск которой намечен на 2023-2024 годы. В разработке — розничные платежи, трансграничные платежи и переводы, администрирование льгот и выплаты пособий. 
    В еврозоне первым выпустил национальную цифровую монету LBCoin литовский центробанк — Lietuvos Bankas (на блокчейне Nem). Купить ее может любой желающий, это коллекционная монета, которую можно обменять на евро в банке или в специальном кошельке интернет-магазина. Дальнейшего развития проект цифровых денег в стране не получил.
    Банк Франции весной прошлого года заявил о тестировании прототипа цифрового евро, правда в большей степени нацеленного на корпоративные решения, чем на розницу. Работа велась в связке с французскими и бельгийскими банками и компаниями, в том числе в трансграничном режиме.

«Мы считаем, что США и страны Западной Европы (в первую очередь, Франция) имеют все шансы полноценно протестировать цифровые валюты от регуляторов уже в 2021-2022 годах», — считает Жаркова. По ее мнению, именно по результатам пилотирования в этих странах можно будет сказать, станут ли в будущем CBDC «новой нормальностью» мировой экономики или же риски их использования перевесят потенциальные выгоды.


Источник: frankrg.com

Поделиться

Поиск по сайту